b1bff65a     

Арчер Вадим - Кольца Детей Ауле



ВАДИМ АРЧЕР
КОЛЬЦА ДЕТЕЙ АУЛЕ
Посвящается сыну Андрею – моему
вдохновителю и критику
Коммерческое использование данного текста запрещается без согласия автора.
Аннотация
Подробно рассказав об эльфийских и человеческих кольцах власти, созданных Сауроном, Толкиен весьма туманно говорит о том, что случилось с гномьими кольцами. В Сильмариллионе им уделено где-то полстраницы, а ведь это немаловажная часть событий, связанных с кольцами власти.

Какими были гномьи кольца? Как они себя проявили? Почему их не стало?
Данная книга является попыткой ответить на эти вопросы.
Предисловие (специально для ушибленных толкинутых, из-за которых эта книга не была напечатана)
Автору известно, что «валар», «майар» - множественное число от «вала», «майа».
Автору известно, что у Толкиена говорится о девяти человеческих кольцах, а не о двенадцати.
Автору известно, что датирование описываемых событий у Толкиена гораздо более растянуто во времени.
Автору известно, что у Толкиена нет ни слова о сплаве под названием «нердан».
Автору известно и многое другое, к чему можно придраться в этой книге, а если ему что-то и не известно, он на это кладёт с прицепом.
Это просто фанфик. Фанфик-апокриф.
Почему бы и нет? Как хочу, так развлекаюсь.
Часть I
Мастер Серебряная Рука
Узкое лезвие зашипело, погруженное в густую темную жидкость. Фандуил на мгновение отвлекся от работы и скосил глаза на струйку дыма, образованную сгорающим маслом. Голубоватое облачко поднялось над котлом и полетело в вытяжную трубу, увлекаемое едва заметным сквозняком.

Кузницы всегда делались с хорошей вытяжкой, иначе в них было бы просто невозможно оставаться подолгу.
Его ноздри втянули аромат пролетавшего мимо облачка. Это неправда, что благоухают только цветы и травы, что бы ни говорила сероглазая Тинтариэль, чья красота равнялась разве что ее кокетству. Железо пахнет.

Митрил тоже пахнет. Пахнет горящий уголь в горне. Пахнет дерево рукояти кузнечного молота, отполированное до блеска мозолистыми руками Горма.

Пахнет потом мускулистая шея гнома, пахнут огарки на коже его защитного передника – и здесь, в кузне, все эти запахи благоуханны.
Горм вытянул новенький клинок из масла, поднял его на свет, идущий из разверстого жерла горна, и с удовлетворением оглядел свою работу. Только затем он извлек лоскут из кучи ветоши в углу и обтер стекающие по лезвию масляные капли.
– Готово, – обернулся он к эльфу. – Ты уже подыскал себе рукоять?
– Да, вот эту. – Фандуил отложил работу и подал ему рукоять с полки.
– Витая, – отметил гном. – Я бы лучше выбрал с выемками для пальцев.
– У меня слишком узкие пальцы. – Фандуил показал ему свою руку – тонкую эльфийскую кисть с длинными пальцами, заканчивающимися безупречно отшлифованными ногтями. Трудно было поддерживать ногти в таком состоянии после целого дня кузнечной работы, но не невозможно.
Гном пренебрежительно фыркнул на эту руку и вытянул для сравнения свою широкую корявую лапищу, хотя и не сказал при этом ни слова, посчитав, что всякие комментарии здесь излишни.
– А как у тебя дела? – кивнул он на работу Фандуила.
– Тоже заканчиваю, – тот снова взял свое изделие в руки. Это был митриловый боевой топор с широким полукруглым лезвием и двумя острыми шипами – на верхнем конце и со стороны обуха. Эльф покрывал его боковые плоскости мелкой вязью узора из перемежающихся листьев и рун с помощью набора митриловых шилец, резцов, молоточков и зубил. Виртуозные руки гномов-мастеров все же не могли поспорить с точностью и тщательностью эльфийских пальц



Назад