b1bff65a     

Арцыбашев Михаил - Рассказ Об Одной Пощечине



Михаил Петрович Арцыбашев
Рассказ об одной пощечине
I
Большая светлая луна выглянула из-за черной, растрепанной крыши сарая и
сначала как будто осмотрела двор, а потом, убедившись, что ничего страшного
нет, стала круглиться, вылезать и села на самой крыше, круглая, желтая,
улыбающаяся.
На дворе сразу побелело, и под заборами и сараями легли черные
таинственные тени. Стало прохладно, легко и свежо. Наконец кончился жаркий,
томительный день, и в первый раз вздохнулось всей грудью.
На огороде, спускающемся к реке, капуста стала как серебряная, и под
каждым кочном притаилась маленькая круглая тень; а за огородом заблестел в
воде широкий лунный столб, и на тысячу голосов зазвенели лягушки, точно с
ними приключилась и невесть какая радость.
С улицы уже доносились пискливые звуки гармоники, голоса и смех девок.
На нашем столе, поставленном прямо во дворе, перед крыльцом, голубыми
искорками заблестели стаканы и самовар, во весь свой продавленный бок
постарался отразить круглое лицо луны; это, впрочем, плохо удалось, и вместо
сияющей круглой рожи получилось подобие длинного желтого лимона.
Протянув усталые от дневного шатания по болотам ноги, я, доктор Зайцев
и учитель Милин сидели за столом, а наш охотник - как гордо называл его
доктор - захудалый мещанинишко Иван Ферапонтов, по уличному прозванию -
Дыня, в длинном черном засаленном сюртуке, сам непомерно длинный и худой,
стоял в сторонке и почтительно держал в обеих руках стакан чаю.
Все охотничьи впечатления дня были уже исчерпаны и воспоминания
иссякли, а уходить на сеновал спать все еще не хотелось: уж очень была
хороша ночь, и луна что-то бередила в душе.
Хозяина нашего не было дома - он уехал на ночь в поле, - а прислуживала
нам его жена, высокая худая баба с красивыми злыми черными глазами и
подвязанной щекой.
- Что, Малаша, зубы болят? - спросил, придя в благодушное настроение,
доктор.
Красивая Маланья злобно сверкнула черными глазами, рывком схватила со
стола самовар и унесла в темные сени.
Дыня почтительно, но не без ехидства, хихикнул в стороне.
- Зубы! - загадочно пробормотал.
- Злющая баба! - сообщил нам доктор, почему-то игриво подмигнув, точно
в этом заключалось что-то пикантное. - И скажите мне, пожалуйста, почему это
чем женщина красивее, тем она и злее... Добрые женщины всегда бывают
курносыми, рыхлыми, бесцветными... а вот в такой шельме всегда сто чертей
сидит!
Доктор не то сокрушенно, не то глубокомысленно покачал головой и
вздохнул.
Я невольно вспомнил красивую жену доктора, но промолчал.
- Это верно, что в каждой бабе черт сидит! - отозвался длинный Дыня,
по-своему восприняв изречение доктора.
Маланья шмыгнула мимо нас и скрылась за ворота.
- Муж побил! - совершенно неожиданно проговорил Дыня и засмеялся от
удовольствия.
- Разве муж бьет ее? - с удивлением переспросил тихий Милин.
- А почему - нет? - в свою очередь, удивился Дыня. - Бабу ежели не
бить... - Он выразительно присвистнул и засмеялся. - Бабу бить необходимо! -
помолчав, прибавил он веско и с несокрушимой уверенностью.
- Да за что же он ее бьет... такую красивую? - тихо сказал Милин.
- Красивую!.. - с негодованием фыркнул Дыня. - Может, за то и бьет, что
красивая!
После этого загадочного объяснения все примолкли.
Луна лезла прямо на стол, что-то тревожила и будила в душе. Черные злые
глаза красивой бабы, которую муж бьет за то, что она красива, беспокойно
стояли перед нами. Стало грустно и жаль чего-то.
Черный сеттер доктора, Укроп, неожиданно вылез из



Назад