b1bff65a     

Арцыбашев Михаил - Революционер



Михаил Арцыбашев
Революционер
I
Учитель Людвиг Андерсен вышел на школьный огород и решил пройти
погулять к дальней роще, которая, как легкое синеватое кружево, отчетливо
синела на белом снегу в поле, версты за две от деревни.
День был белый, светлый. От чистого белого снега и мокрых черных жердей
ограды создавалась веселая чистая пестрота, и воздух был так легок и
прозрачен, как бывает только в самом начале весны.
"Еще одна весна моей жизни!" - глубоко и легко вздохнув, подумал Людвиг
Андерсен, наклонный к сентиментальной поэзии.
И, взглянув через очки на небо, он заложил руки за спину, поиграл там
тростью и шагнул вперед.
И как раз в эту минуту он увидел на дороге, за изгородью в конце
огорода, целую кучу людей и лошадей.
Это были солдаты. На белом снегу серели их однообразные шинели,
блестели ружья и лошадиная шерсть, и видно было, как они двигались, неловко
ступая по снегу своими кривыми кавалерийскими ногами. В первую минуту Людвиг
Андерсен не понял, что они делают, но сразу, как-то не умом, а сердцем,
почувствовал, что делают они что-то необыкновенное и страшное. И так же
инстинктивно он почувствовал еще, что надо спрятаться и не попадаться им на
глаза.
Поспешно, но не опуская рук, заложенных за спину, Людвиг Андерсен
подвинулся влево и, сразу утонув по колени в мягком, талом, хрупком снегу,
стал за невысокий стог прошлогоднего сена. Оттуда, вытянув шею, он ясно
видел, что именно делали солдаты.
Их было человек двадцать и среди них один офицер, молодой, коренастый,
в серой шинели, красиво перехваченной серебряной перевязью. Лицо у него было
так красно, что через весь огород Людвиг Андерсен видел, как странно
блестели на нем светлые торчащие усы и брови. Он что-то говорил, и голос
его, резкий и отрывистый, ясно достигал ушей Людвига Андерсена. Учитель
прислушался.
- Я сам знаю, что мне делать! - кричал офицер, подбоченившись и глядя
на кого-то вниз в кучке спешенных солдат. - Я вам покажу, как бунтовать...
Сволочь проклятая!..
Смутная тревога сжала сердце Андерсена. "Боже мой! Неужели..." -
пронеслось в его мозгу, и какой-то холод охватил его голову.
- Господин офицер, - ответил очень тихо, но внятно чей-то сдержанный
голос из кучки солдат, вы не имеете никакого права... для этого есть суд...
вы не судья... это будет просто убийство, а не...
- Молчать! - взмахнув белой перчаткой, крикнул офицер, и слышно было,
как он захлебнулся от злости. - Я вам дам суд!.. Иванов, делай!..
Он тронул лошадь и отъехал. И Людвиг Андерсен машинально обратил
внимание, как чутко и осторожно пряла ушами легко переступающая с ноги на
ногу, точно танцующая, лошадь. В эту минуту между солдатами произошла
короткая судорожная суетливая возня, и они раздвинулись, оставив перед собою
пустое место. А на этом месте остались три человека в черном - два высокие,
а один очень низенький и щуплый. Людвигу Андерсену была видна его совсем
белая голова с торчащими розовыми ушами.
Он уже понял, в чем дело, что он сейчас увидит, но это было так
неожиданно и ужасно, что Людвиг Андерсен думал, что он бредит.
"Так светло... хорошо... снег, поле, небо... весной пахнет... сейчас
будут убивать людей... что такое?.. не может быть!.." - нестройно пронеслось
у него в голове, и было такое чувство, как при внезапном помешательстве,
когда вдруг человек замечает, что он видит, слышит и чувствует совсем не то,
что привык, что должен был бы видеть, слышать и чувствовать.
Три черных человека стояли в ряд у самой изгороди. Два близко



Назад