b1bff65a     

Арцыбашев Михаил - Смерть Ланде



Михаил Петрович Арцыбашев
Смерть Ланде
I
Зимой городок затихал. Все, что было в нем молодого, беспокойного,
разъезжалось по большим городам. Оставались одни старики духом и телом, жили
по непоколебимому, однообразному порядку: играли в карты, служили, читали и
думали, что это правильная жизнь. На улицах тихо лежал неподвижный, холодный
саван белого снега, а в домах тихо и сонно копошились конченые люди. А
весной, когда черная, влажная земля начинала пахнуть и везде зеленело, и
солнце радостно грело, высушивая каждый бугорок, и по вечерам было тихо и
чутко, - каждый день с поездом кто-нибудь приезжал домой, и на улицах
показывались оживленные, свежие лица, такие же молодые и радостные, как
весна. И так же естественно, как прилетали на старые гнезда птицы, как росла
на старых местах трава, было то, что именно весною все молодые,
жизнерадостные люди возвращались в свой маленький, тихий, немного грустный
городок.
Так, в мае приехал сын недавно умершего председателя уездной земской
управы, студент-математик Иван Ланде.
Целый день он просидел с матерью, все время с тусклыми, усталыми
слезами рассказывавшей ему о смерти отца; а когда стало смеркаться, взял
фуражку и пошел на бульвар, над берегом большой реки, еще полной от весенней
воды. Там в одном месте берег падал вниз крутым обрывом и над ним были две
лавочки из старых зеленых и мягких от сырости досок.
За рекой стемнело. Даль ушла куда-то в темный простор. На потемневшем
глубоком небе тихо и незаметно высветились звезды, и все было полно той
торжественной тишиной, когда кажется, что кто-то незримый, величавый и
спокойный стоит над землей.
Только далеко внизу, на реке, протяжно, с непонятной тревожной грустью,
точно предостерегая и напоминая о чем-то печальном и неизбежном, кричал
пароход, и на широком речном стекле, странно светлом, когда везде было темно
и черно, видна была беспокойная черная точка, быстро оставлявшая за собой
ровную широкую серебряную полосу.
На бульваре было безлюдно и пусто. Только из окон клуба падали на землю
желтые полосы света и в них двигались беззвучные тени, да на самом обрыве
смутно чернели фигуры, вспыхивали вздрагивающие огоньки папирос и еще издали
слышались голоса и смех. Ланде спокойно и тихо шел туда и улыбался. Он был
легкий и тонкий человек, и шагов его почти не было слышно на мягкой земле.
- ...Запоем песню ли закричим так, чтобы на том берегу было слышно! -
говорил полный и звонкий женский голос, и слова его мягко и радостно
вспыхивали в густом теплом воздухе.
- Начинайте! - задорно отвечал мужской голос, и кто-то смеялся.
Ланде подошел и сказал:
- Здравствуйте!
Он говорил тихо, но внятно и спокойно, и его всегда было слышно.
- А, Ланде! - обрадованно и так резко, что садилось в ушах, закричал
маленький, угловатый студент и через головы других протягивал ему большую
руку, торчавшую из коротких рукавов тужурки.
Ланде, мягко улыбаясь, с удовольствием крепко и долго пожал ему руку и
так же любовно и ласково стал здороваться с другими. Все радостно и
оживленно пожимали его худую руку, и было что-то такое простое, искреннее,
хорошее в этой общей радости, что ею заразился даже никогда еще не видавший
Ланде приезжий художник Молочаев, большой и сильный человек в широкой шляпе.
Когда Ланде подошел к нему и сказал:
- Я - Ланде, познакомимся.
Художник ответил:
- С большим удовольствием! - и с улыбкой посмотрел ему в лицо, точно
заглядывая в душу сквозь его чистые и спокойные глаза.
- Я уж о вас слышал! -



Назад