b1bff65a     

Аскеров Лев - Дом Иветты



Лев Аскеров
Дом Иветты
Войдите в огонь вместе с входящими.
Коран. Сура 66.
- Начальник! - улучив момент, шепотом позвала его осведомительница по
кличке Ворона.
Касумов поморщился.
"Нагнала-таки! Сучье отродье!" - выругался он про себя и готов был наорать
на нее.Что ты,мол, драная Ворона наушничаешь при всем честном народе! Есть
порядок. Заходи в оперативную часть и все, что имеешь - выкаркивай. Как
положено. По форме. Если там сочтут нужным - доложат мне.
И еще Касумов придумывал как пропесочит оперативников, которые поволяют
своим внештатным сексотам прямо на улице останавливать начальника райотделения
ГПУ и нашептывать ему.
Однако, кричать на нее и гнать от себя он не стал. И хорошо, что
сдержался. То, о чем она фискалила, лично для него представляло немалый
интерес.
Заглядывая в сердитое лицо начальника, Ворона говорила быстро, но
разборчиво.
- Ренка-потаскуха, дочь врагов народа, удавила младенца... Рожала дома.
Помогала ей соседка спекулянтка - Сакина... Утром я заходила к блуднице. Она -
без живота... А под кроватью ведро с мертвым малышом... Сакина сказала мне,
что Ренка родила мальчика и мальчик был здоровым.
От того места, где настигла его Ворона, Рена жила совсем рядом. Здесь же
за углом, находилась контора управления домами.
- Позови ко мне управдома. Быстро! - закуривая папиросу, приказал он.
... Рену Дадашеву, которую сексотка называла потаскухой, Касумов хорошо
знал. И ее, и всю ее семью.
Она жила на Карантинной. В том же самом доме, во дворе которого Касумов
еще недавно, с двумя такими же, как он, студентами-заочниками снимал квартиру.
Отец Рены, Дадашев Аждар Рзаевич - смуглый, коренастый мужчина с
характерным нухинским говорком, занимал большую должность - заместителя
Наркома строительства. Соседи видели его редко. Утром рано, когда за ним
приезжала черная "эмка", и поздно вечером, когда она привозила его. А мать
Рены - Мимилия Ильинична - белокурая, статная европейская еврейка,
учительствовала. Вела уроки немецкого языка. В общем, семья интеллигентная.
Теплая. Душевная. Кому-кому, а соседям это было известно лучше всех.
Аждар Рзаевич с Касумовым познакомился сам. Во время застолья. В тот день
Мимилия Ильинична, в честь поступления дочери в университет, прямо во дворе
накрыла стол. И все, молодые и старые жители этого дома собрались за ним одной
дружной компанией. Как родные. Искренне и горячо любящие друг друга люди.
Поднимая здравицу за присутствующих Аждар Рзаевич сказал, что он давно и
хорошо знает всех, кроме молодого офицера, который стеснительно прячется за
вазой с яблоками.
- Так это Адик, папа! - звонко выкрикнула Рена.
Покраснев, Касумов вскочил с места и по-военному, громко отрапортовал:
- Старший лейтенант Адыль Касумов, товарищ зам.Наркома!
- Садитесь, молодой человек. Оказывается я вас знаю. Кстати, мотал
присланный вами, был отменный.
В этом, как впрочем и в других бакинских дворах, было принято по поводу и
без повода угощать соседей разными вкусностями. А тут, днями, земляки из
Кельбаджар привезли ему посылку от родителей. Завернув в бумагу немного
мотала, домашнего сливочного масла и баночку меда Адыль поднялся к Дадашевым.
Дверь открыла Мимилия Ильинична.
- Это - вам. Из родного села прислали, - смущаясь протянул он сверток.
Мимилия Ильинична всплескнула руками.
- Боже! Какая прелесть!... Реночка, посмотри какие дивности принес Адик...
Спасибо... Себе то оставил.
Мимилия Ильинична приняла эту безделицу как царский дар. Хотя могла и
отказаться.



Назад