b1bff65a     

Асс Павел Николаевич & Бегемотов Нестор Онуфриевич - Мистик



Павел Асс
Мистик
Затрезвонил телефон. Отложив бритву и наскоро стерев пену с
лица, я бросился поднимать трубку, отстранив от аппарата
полупрозрачно фосфоресцирующего Федора Михайловича.
- Алле!
- Товарищ Феофанов? - трубка говорила твердым голосом с
привкусом металла. - Вас беспокоят из Комитета Государственной
Безопасности.
"Розыгрыш, - огорчился я. - Лучше б побрился по-нормальному!
Интересно, какая свинья так веселится? Сидоров или Петухов? Оба -
те еще придурки!"
И сказал:
- Пошли вы в задницу со своим комитетом! Мне на работу пора.
При слове "задница" сидящий в кресле призрак Александра
Сергеевича захихикал и забубнил под нос подходящие по его мнению к
моменту стихи. Великий поэт весьма любил неприличности.
- Минуточку! - булькнула трубка, напомнив давно забывшийся
командный голос прапорщика Козлищева из учебки, где я отбывал
воинскую повинность. - Попрошу трубочку не бросать. Вам это может
грозить серьезными неприятностями.
- Да ну! - удивился я. - Петух, кончай из себя кретина корчить!
- С вами говорит майор КГБ Тараканов. Мне хотелось бы с вами
встретиться.
- Извините, товарищ майор, но я встречаюсь обычно только с
женщинами. И, к тому же, мне на работу надо собираться. Так что...
- С работой мы договорились.
- Ну да! - ухмыльнулся я. - Это с Семенычем-то?
- Вы ему позвоните, - предложил майор Тараканов, - и проверьте,
раз вы такой недоверчивый. А я через пять минут перезвоню.
- Ну, конечно! - сказал я коротким гудкам в трубке и
представляя, как отреагирует наш Семеныч, если я у него спрошу,
договаривался ли с ним майор КГБ. - Ищи дурака в другом ауле! Нет,
господа, вы мне скажите: ну, разве бывают майоры КГБ с фамилией
Тараканов?
Поэты и писатели тут же отрицательно завертели головами. А
Гоголь, всю ночь посвятивший прочтению "Золотого теленка",
оглушительно заржал.
Кстати, о себе. Работаю я, конечно же, инженером. Вполне
обычный советский инженер. Но вот только с детства проявилась у
меня способность вызывать различных духов. Все, чем занимаются так
называемые медиумы или спиритисты - полная фигня и жульничество.
Гадания по тарелочке, или там Пушкин всех посылает! И есть же
люди, которые в это верят! Мне Александр Сергеевич сам говорил,
что никто их там не беспокоит, скучно им. А вот я могу вызывать их
с того света! Правда, на людей они похожи только ночью, а к утру
понемногу растворяются и делаются невидимыми. Вначале я пугался
этой своей способности. Подумаешь о прадедушке, а он тут как тут!
Привет, говорит, правнучек! Но потом я освоился. С Ломоносовым к
урокам по геометрии готовился, бил морду Павлику Морозову, Петра
Первого в карты обыгрывал.
Больше всего любил я собирать литературные вечера. Давно
помершие поэты и писатели читали свои произведения - из тех, что
при жизни не успели написать. С литераторами двадцатого века я не
сошелся. Маяковский оказался полным козлом, Блок слегка шизанутый,
Есенин - гопник, все ему водку подавай! Более поздние, советские
поэты и писатели, жертвы ленинского принципа партийности - совсем
уже законченные ублюдки. А вот старички - Пушкин, Лермонтов и
другие - свои в доску! Пушкин вот на днях предлагал под моим
именем несколько поэмок издать, да я отказался - не люблю
плагиата.
Вот и эту ночь мы провели в литературных чтениях. Раздавили два
пузырька "Кавказа", а потом Барков Иван Семенович свою новую поэму
читал. Мы чуть не померли от смеха, даже те, кто уже умер!
Добрившись до синевы, я умылся, причесался и пошел на кухню
вари



Назад