b1bff65a     

Асс Павел Николаевич & Бегемотов Нестор Онуфриевич - Мы - Рюриковичи !



Павел Асс
Маленькие рассказики из серии "Мы - Рюриковичи!"
Балет
Сходив на балет, грузин Гиви Шевелидзе долго удивлялся:
- Слющай! Пачему они не танцуют лезгинку?!
Брут
- И ты, Брут! - сказал Цезарь, заметив своего друга Брута.
- Увы! - развел руками Брут.
- Ай, ай, ай! - покачал головой император, И Бруту стало
стыдно.
Великий змей
Вождь могикан индеец Чингачгук легкой поступью шел по лесной
тропе. Его расшитые бисером мокасины неслышно ступали по
прошлогодней листве, глаза привычно отмечали на тропе следы
многочисленных животных, уши улавливали малейший шум в чаще леса.
За Чингачгуком шла его любимая молодая жена с тяжелым тюком на
голове и двумя ребятишками, висящими у нее за спиной. В руках жена
Чингачгука несла любимый карабин вождя.
Гордость не позволяла Чингачгуку оглянуться на жену, а тем
более взять у нее тюк.
Да, Чингачгук был очень Великий Змей.
Гораздо круче
Художник Пивной-Селедкин очень гордился своей фамилией.
- Был такой художник Петров-Водкин, - говорил он. - А у меня
фамилия гораздо круче!
Правда, ни одной картины художник Пивной-Селедкин пока не
написал, но зато какая крутая фамилия!
Гуси и Рим
Гуси шли спасать Рим. Шли по пыльной сельской дороге, чеканя
шаг в полном молчании. Впереди выделялся огромный гусак с красным
клювом и круглыми сумасшедшими глазами. Деревня Забубеновка давно
скрылась за косогором.
Гуси шли спасать Рим.
Я пожелал им счастливого пути.
Жадность
Студент Шмяткин шагал по коридору родного института и кушал
мягкую вкусную булочку. Внезапно увидев своего друга Бегемотова,
студент Шмяткин подумал:
- Черт! Нарвался!
И чтобы не угощать друга такой вкусной булочкой, засунул ее
полностью в рот. И подавился.
Ибо известно с давних пор, что жадность до добра не доводит.
Игумен
Игумен монастыря отец Порфирий сидел в трапезной и в полном
одиночестве вкушал пельмени со сметаной. Пельмени были весьма
вкусные, сметана тоже хороша, и отец Порфирий сыто и самодовольно
щурился.
И не знал сей достойный игумен, что в далеком Петрограде уже
произошла Великая Октябрьская революция.
Колокола
- Бом-з-з-з! - пробил большой колокол.
- Дзинь-нь-нь! - отозвался маленький.
- Бом-з-з-з!
- Дзинь-нь-нь!
И так каждый день.
Господи, а как звонарь-то затрахался!
Корки
- Апельсиновые корки, говорят, помогают от моли, - сказал мне
однажды Карамелькин. - Я съел целых три килограмма корок, а моли в
квартире так и не убавилось!
Край Земли
Слесарь Сидоркин нашел край Земли. Он посидел на краю, свесив
ноги, прокричал в пустоту все известные ему неприличные слова,
поплевался, покидался. Ему было ужасно весело.
Но через два часа ему стало скучно, и слесарь Сидоркин пошел
домой.
Ланселот
Рыцарь Ланселот надел свой шлем, похожий на рогатое ведро,
выхватил меч и, размахивая им над головой, заорал:
- У-у-у!!!
Все испугались.
И лишь только лошадь благородного сэра Ланселота не обратила на
крик никакого внимания и продолжала флегматично жевать овес.
Потому, что привыкла.
Лошак
- Лошак! - убежденно сказал Сильвуплюев.
- Лошадь! - так же убежденно возразил Сократов.
Друзья долго спорили, стоя около нагруженной навозом телеги.
"Лошак или лошадь, какая разница?" - горько думал в это время
запряженный в телегу мерин, предвкушая, что ему эту вонючую телегу
везти.
Любимая работа
Тракторист Сморковкин любил свою работу. Он до безумия обожал
свой трактор, стоящий на борозде, как памятник колхознику и
колхознице в Москве. Как хорошо было лежать, прислонившись к
теплому, пах



Назад