b1bff65a     

Асс Павел Николаевич & Бегемотов Нестор Онуфриевич - Псих



Павел Асс
Псих
Это дежурство прошло на редкость спокойно, несмотря на то, что
Наполеон всю ночь требовал расстрела генерала Моро, а бедный
свихнувшийся Леший из лесов Тверской губернии бродил по коридорам
лечебницы и пытался вспомнить какое-то заклинание, которому его
научил в свое время сам Кащей Бессмертный. У старика Лешего был
склероз, и заклинание никак не вспоминалось.
Мы с Васей Самойловым любили дежурить в ночную смену.
Большинство психов спит, а ты сидишь себе спокойно, попиваешь чаек
или еще чего покрепче и играешь в подкидного. Ну, чем не жизнь?
Нет, бывали, конечно, казусы. Лаврентий Палыч однажды вдруг решил,
что пришла пора заклеймить нас, как врагов народа и шпионов
иностранных разведок, отломал ножку от стула и, пугая ею, хотел
конвоировать на Соловки. Когда его захотели связать, долго бегал
от нас по палатам, орал: "За Родину! За Сталина!", всех разбудил и
сломал дверь в туалете. Александр Матросов начал отстреливаться от
наступающих фашистов, Гастелло опять повел самолет на таран, в
общем, поднялся такой шум, что в пору было вызывать главврача и
роту санитаров. И ничего! Справились! Вася уложил связанного
Лаврика на кровать, заткнул ему пасть грязным носком Наполеона. Я
успокоил Матросова, заявив, что подарю ему завтра утром ракетную
установку, а Гастелло врезался в вражеский поезд и на время затих,
как мертвый.
В эту ночь мы пили пиво, купленное Васей накануне. Угостили
страдающего бессонницей Лешего, и тот пообещал, что когда вспомнит
свое грозное заклинание, то нам ничего плохого не сделает, а вот
главврача превратит в отвратительную жабу. Захмелев с непривычки,
лесной житель ударился в воспоминания о своих исторических
встречах с Кащеем, Бабой Ягой и Змеем Горынычем, причем о
последнем отзывался с особым уважением, так как тот, видимо, умел
соображать на троих сам с собой.
Вообще, в психушках сейчас весело работать. Вася высказал
теорию, что чем дальше мы идем по пути социализма, тем меньше у
нас становится иностранных психов. Под "иностранными" Вася понимал
тех, кто воображал себя кем-то нерусским. В данный момент у нас их
осталось всего три: Александр Македонский, Наполеон Бонапарт и
Галилео Галилей. Был еще американский президент Джимми Картер, но
когда он узнал, что его не оставили президентом на очередной срок,
обиделся и стал Юрием Гагариным, чудом спасшимся из терпящего
бедствие самолета. Великие полководцы прошлого в настоящем воюют в
шахматы, а Галилей кричит, что "она все-таки вертится, зараза!" и
смотрит по ночам на спутники Юпитера в самодельную подзорную
трубу, свернутую из газеты. Остальные наши клиенты - свои,
советские. Есть цари Иван Грозный и Николай-II, поэт Маяковский,
целых два Брежнева, которые никак не могут между собой
договориться, кто из них настоящий, а кто узурпатор. Короче, много
у нас достойных личностей. В соответствии с Васиной теорией,
родных советских психов становится все больше и больше.
Правда, пару дней назад поступил экземпляр, который не
укладывался в теорию моего приятеля - пришелец с далекой планеты
Хрум. На новичка сбежалась смотреть вся больница, хотя, честно
говоря смотреть было не на что. Обычный плюгавый гражданин, в
плохо сидящем советском пиджачке и коротких брючках. Как
рассказывал санитар Гоша, этот пришелец пытался прорваться в
Кремль, чтобы поговорить с правительством Советского Союза о том,
как сильно у нас в стране портят природу. Наивный! Будто в Кремле
об этом не знают! Знают! Просто всем плевать! Дальш



Назад