b1bff65a     

Асс Павел - Штирлиц, Или Как Размножаются Ёжики



entert_humor Павел Николаевич Асс Нестор Онуфриевич Бегемотов ШТИРЛИЦ, или Как размножаются ёжики ru fb.robot FictionBook.lib cleanup robot 2003-10-25 20481CBF-B8A2-4D05-9000-49AA35B95125 1.0ШТИРЛИЦ, или Как размножаются ёжики
Предисловие
За окном шёл снег и рота красноармейцев.
Иосиф Виссарионович отвернулся от окна и спросил:
– Товарищ Жюков, вас ещё не убили?
– Нет, товарищ Сталин.
– Тогда дайте закурить.
Жуков покорно вздохнул, достал из правого кармана коробку (Казбека( и протянул Сталину. Покрошив несколько папирос в трубку, главнокомандующий задумчиво прикурил от протянутой спички.
Через десять минут он спросил:
– А как там дела на Западном фронте?
– Воюют, – просто ответил Жуков.
– А как чувствует себя товарищ Исаев?
– Ему трудно, – печально сказал Жуков.
– Это хорошо, – сказал Сталин, – у меня для него есть новое задание...
А за окном шёл снег и рота красноармейцев.
Глава 1 Добрейшей души человек
Низкий закопчённый потолок кабачка "Три поросёнка" был почти чёрным от сажи, стены были изрисованы сценами из знаменитой сказки, в честь которой был назван кабачок. Кормили в кабачке не очень хорошо, поили ещё хуже, но это не отпугивало его завсегдатаев.

Отпугивало их другое. С недавних пор в кабачок повадился заглядывать штандартенфюрер СС фон Штирлиц.
Вот и сейчас он сидел у дальнего столика, который был заставлен едой на семерых, а бутылками на восьмерых. Штирлиц был один и никого не ждал. Иногда ему становилось скучно, он вытаскивал из кармана маузер с дарственной надписью "Чекисту Исаеву за освобождение Дальнего Востока от Феликса Эдмундовича Дзержинского" и с меткостью истинного Ворошиловского стрелка расстреливал затаившихся по углам тараканов.
– Развели тут! – орал он. – Бардак!
И действительно, в кабаке был бардак.
Пол был залит дешевым вином, заплеван и завален окурками. Создавалось впечатление, что каждый считал своим долгом если не наблевать на пол, то хотя бы плюнуть или что-нибудь пролить. То и дело, ступая по лужам и матерясь, проходили офицеры.

За соседним столиком четверо эсэсовцев грязно приставали к смазливой официантке. Ей это нравилось, и она глупо хихикала. В углу, уткнувшись лицом в салат из кальмаров, валялся пьяный унтер-офицер без сапог, но в подтяжках.

Иногда он начинал недовольно ворочаться и издавал громкие неприличные звуки. Два фронтовика, попивая шнапс у стойки, тихо разговаривали о событиях на Курской дуге. Молоденький лейтенантик в компании двух девушек подозрительной наружности громко распинался о том, какой он молодец, и как хорошо он стреляет из пистолета.
Штирлиц отпил из кружки большой глоток пива, поковырялся вилкой в банке тушенки и пристальным взором оглядел окружающую действительность разлагающейся Германии, изредка задерживая взгляд на некоторых выдающихся подробностях снующих между столиками официанток.
– Какие сволочи эти русские, – неожиданно для всех сказал молоденький лейтенантик, – я бы их всех ставил через одного и стрелял по очереди.
В помещёнии воцарилась тишина. Все посмотрели на Штирлица. Штирлиц выплюнул кусок тушенки, встал, и, опрокинув три столика, строевым шагом подошел к зарвавшемуся лейтенанту.
– Свинья фашистская, – процедил он и влепил лейтенанту пощечину.
– Простите, я не совсем понимаю... – пролепетал оторопевший лейтенант.
Штирлиц вышел из себя и, схватив табуретку, обрушил её на голову незадачливому лейтенанту. Лейтенант упал, и Штирлиц начал злобно пинать его ногами.
– Я – русский разведчик Исаев и не позволю грязному немецкому псу оскорблять русского офицера!
Четверо



Назад