b1bff65a     

Ассовская Аэлита - Картотека



АЭЛИТА АССОВСКАЯ
КАРТОТЕКА
Рассказ
Великой страсти вообще не бывает. Природа позаботилась о том, что если
бы А. не познакомился с В., то он точно так же был бы счастлив с С, ...Для
меня это научный факт.
Английский писатель, XX век
С тех пор как я встретил тебя, человечество стало богаче на одну
любовь.
Русский писатель, XX век
Пока ты не пошел вразнос, ты должен разбираться с этими делами сам,
вот и все. Это вопрос самолюбия,
Американский писатель, XX век
Нильс Голышев, старший психолог Биоинформационного центра, любил
дежурить у Картотеки. Обычно он усаживался в кресле в одной из гостиных и
смотрел на безбрежное зеленое море, которое простиралось до самого
горизонта. Впрочем, на горизонте человек с хорошим зрением мог бы различить
лишь размытые, бледноголубые, переходящие в небо очертания залива. Зеленое
море, начинающееся прямо перед окнами, слегка прочерченное желтыми и синими
ленточками дорог и юркой серебристой петляющей речкой, было единым лесным
массивом. Здание центра располагалось, подобно древним замкам, на горе.
И все тут было естественным и взаправдашним: и лесной массив необычной
площади, и возвышенность со светящимся в ночи, уходящим в небо зданием, из
окон которого открывался неповторимый, гипнотически действующий вид.
Огромный неподвижный лес дышал, как это было во все времена, тишиной и
ни с чем не сравнимым спокойствием. Иногда его оттенки менялись: вблизи он
казался светло-зеленым, почти прозрачным, вдоль его далекой кромки
различались графически четкие отдельные столетние вершины.
Нильс оторвал взгляд от окна и стал наблюдать по монитору за
немногочисленными в это время суток посетителями. Некрасивая девушка с
глянцевым от слез носиком... Сорокалетний коротконогий крепыш, упорно не
желавший ни с кем встречаться взглядом... Деловитая дама неопределенного
возраста в огромных дымчатых очках...
Он привык читать мысли с листа по тем немногочисленным признакам,
которые простому смертному совершенно незаметны, но для специалиста
представляются чуть ли не кладом. И он мог наперед предсказать все действия
этих людей. Сюда приходили, приняв немалую дозу психотропных средств,
уединялись в кабинах, припадали к спасительным экранам дисплеев, долго
выговаривались, обнажая свою душу перед машиной, которая в этот момент
представлялась им какой-то высшей инстанцией, наделенной правом вершить
справедливость. И ей, Картотеке, доверяли то, что никогда не позволяли себе
открыть людям, разве что посторонним или случайным знакомым, с которыми и
встретиться-то больше никогда не доведется; отбросив все запреты, извлекали
из глубин своего подсознания то, о чем можно было только думать, думать
бесконечно, пока не хватит решимости войти в кабину Картотеки и положить на
ее алтарь обнаженную, на все согласную душу.
Некоторые из посетителей требовали у бесстрастно мерцающего экрана
немедленной помощи, они были готовы на все, лишь бы их освободили от
непривычной, казалось бы, ненужной, все съедающей душевной боли.
Другие пациенты приходили, одержимые желанием отомстить, наказать,
реабилитироваться. И вся Картотека - восемь миллиардов закодированных био-
и психополей - нацелена была практически на одну задачу - классический
треугольник. Стандартную задачу. Все дело лишь в начальных значениях
входных параметров, хранящихся в необъятной магнитной памяти Большого
Анализатора.
Треугольник... Проклятый треугольник... Нерешаемый треугольник, в
математике известный как вариант задачи трех тел, поглощ



Назад