b1bff65a     

Астафьев Виктор Петрович - Цветной Металл



Виктор Астафьев
Цветной металл
Срезали, сдолбили, сцарапали медные буквы с могильной плиты милой
девочки, стюардессы, загородившей непрочной своей и святой грудью
пассажиров от бандитского пистолета. Спилили, разрезали стелу - знак в
пермской тайге, где приземлились космонавты Леонов и Беляев. Отъяли,
выгрызли, срубили буквы с неуклюжего монумента, угнетенного дежурными
громкими словами, воинам Отечественной войны. Каждая буква на монументе
весила семь или восемь килограммов.
То-то радостная была добыча!
С неуклюжей жестяной пирамидки над могилой ребенка срезали латунную
табличку в полкило весом. На табличке той были нацарапаны родителями или
бабушкой простенькие слова: "Боже! Прими в лоно свое невинную душу нашего
любимого Алешеньки..."
То-то весело было пропивать вам, долго в безбожье жившим пакостникам,
этакие кладбищенские трофеи!..
В Вифлееме, где родился Христос, отгорожен загончик для овец - этакая
древняя хрупкая декорация. И на том месте, где свет увидел и разомкнул в
мучительном крике уста Сын Божий, лежит серебряная звезда. Вижу: на каждом
луче по заклепке и в центре звезда дутой заклепкой укреплена. "Что такое? -
спрашиваю. - Зачем заклепки, как в советской воровской сельхозартели, где
даже кружка для питья на толстой собачьей цепи - чтоб не сперли..."
"И здесь заклепки на серебряной звезде для того, чтобы не украли, -
отвечают мне. - Ту, древнюю, Христову звезду из серебра, ничем не
прикрепленную к полу, украли давным-давно".
Так вот и видится ясно, как, спрятав под хламиду серебряную звезду, по
узким ночным улицам Иерусалима крадется старовечный кат к скупщику цветного
металла.
И нынешний брат его по божескому завету, сунув под телогрейку иль под
куртку в молниях табличку с могилки дитя, трусливо крадется туда же, к
современному скупщику с мерзлыми глазами, в его укромный воровской загон
под названием "Пункт приема цветного металла".
В темные те века, поймавши кощунствующего вора с Христовой звездой за
пазухой, миряне разорвали бы его на куски, ныне пакостника пожурят, может,
оплеуху дадут иль оштрафуют - вот и вся разница, пролегшая во времени, из
безграмотных веков пронзившаяся до времен просвещенных, милосердием
отмеченных.
15 марта 2000.
Больница.




Назад