b1bff65a     

Астафьев Виктор Петрович - Да Пребудет Вечно (Публицистика)



Виктор Астафьев
Публицистика. Сборник "Да пребудет вечно"
Там, в окопах
Воспоминания солдата
О войне? А что я о ней знаю? Все и ничего. Я был рядовым бойцом на
войне и наша, солдатская правда, была названа одним очень бойким писателем
"окопной"; высказывания наши - "кочкой зрения". Теперь слова "окопная
правда" воспринимаются только в единственном, высоком их смысле, автор же
презрительных изречений, сражавшийся на фронте в качестве корреспондента
армейской газеты, и потом, после войны, не переставал "сражаться" - писал
ежегодно по злободневному роману, борясь за ему лишь ведомую "правду",
бросал гневные слова с трибун, обличал недозревшую нашу литературу, много
употреблял всуе слов чистых и святых, все чего-то гневался, дергался, орал.
Но время - судья беспристрастный и беспощадный. Двадцать лет минуло со дня
кончины неутомимого "борца", а он уже как в воду канул, голоса его
"патриотических" речей не слышно, как и топорно писанных "патриотических"
книг не видно - забыты.
"Всю правду знает только народ", - сказал другой военный журналист,
честно выполнявший свой долг на фронте и в литературе, Константин Симонов,
никогда, кстати, и нигде не настаивавший на том, что главной ударной силой
на фронте были военные журналисты, и мне, в личной беседе незадолго до
смерти, говоривший даже о "перекосе", случившемся в нашей военной
литературе из-эа того, что большинство книг о войне написано бывшими
журналистами.
Итак, "всю правду знает только народ", - вот, как малая частица этого
многотерпеливого, многострадального и героического народа, стану и я
вспоминать правду, свою единственную, мной испытанную, мне запомнившуюся,
окопную, потому что другой-то я и не знаю.
Воевал я в 17-й артиллерийской, ордена Ленина, Суворова, Богдана
Хмельницкого, Красного Знамени, дивизии прорыва, входившей в состав 7-го
артиллерийского корпуса основной ударной силы 1-го Украинского фронта.
Корпус был резервом Главного командования. Начал он создаваться вместе с
другими артиллерийскими соединениями подобного характера по инициативе
крупных специалистов артиллерии, каковым был и командир нашей дивизии
Сергей Сергеевич Волкенштейн, потомственный артиллерист, человек, крупный
не только телом - фигурой, но и натурой, человек с совершенно удивительной
биографией, вполне пригодной для захватывающего дух детективного романа.
Жаль, что я не умею писать детективы. Так вот, дивизии прорыва, к
удивлению, и не только моему, начали создаваться, когда враг был еще у стен
Москвы.
В начале 1942 года 17-я артиллерийская дивизия приняла боевое крещение
на Волховском фронте. Я тогда еще учился в школе ФЗО, приобретал
железнодорожную профессию и, как говорится, "ни ухом ни рылом" не ведал о
существовании подобного военного подразделения, точнее - соединения, а
будущий командир "моей" дивизии в это время не где-нибудь, а в Красноярске
сдавал благополучно им эвакуированное Киевское артиллерийское училище,
которым какое-то время он командовал.
Вот именно - соединения! В состав дивизии входили все системы орудий и
минометов, имевшихся на вооружении Красной Армии - от 120-миллиметрового
миномета и до 203-миллиметровой гаубицы. Только истребительных,
противотанковых полков и бригад в дивизии было шесть. Несколько полков и
бригад среднего калибра и большое количество орудий - полуторасоток,
совершенного, новейшего по тому времени образца. Одна дивизия такого
характера и масштаба обладала огромной ударной и разрушительной силой, а
ведь в состав



Назад