b1bff65a     

Астафьев Виктор Петрович - Родной Голос (Публицистика)



Виктор Астафьев
Публицистика. Сборник "Родной голос"
Вечно живи, речка Виви
Вертолет - самая убаюкивающая машина изо всех, на каких я ездил и
летал. Мы и получаса не летели от Туры - центра Эвенкийского национального
округа, а спутники наши сплошь уже позакрывали глаза, свесили головы на
грудь. Два молодых эвенка в джинсах и модерновых куртках, открывшие было
книги, так ни одной страницы и не перевернули, сморились, навалившись на
борт вертолета, братски приникнув друг к другу. Даже Купец - старый белый
кобель, долго искавший место в просторной утробе машины, нашел его наконец,
бухнулся брюхом на пол и, отвернувшись от запасной бочки с бензином, дышал
запаленно, высунув язык, тревожно вскидывал голову, чуткие и нежные ноздри
его обильно сочились мокротою, защищая "тонкий" собачий нюх от бензинового
и выхлопного газа.
Наши спутники - Саша и Владимир, подросток Сережа, Сашин сын, - также
недолго сопротивлялись сладкой дреме и вяло, без азарта поиграв в карты,
отвалились на борта вертолета, отдались сладкой дреме.
Лишь мы, люди городские, зиму и большую часть лета просидевшие в
городских квартирах, возбужденные наконец-то осуществившейся мечтой о
рыбалке в первозданных местах просторной Эвенкии, никак не можем
успокоиться, вертим головами, прыгаем от окна к окну и смотрим, смотрим во
все глаза на тихую светло-зеленую тайгу, расположенную между двумя великими
реками - Енисеем и Леной. Здесь, на этаком пространстве, наверное, может
разместиться вся Америка, да еще и часть Канады.
Побывавши первый раз в Эвенкии, затем в монгольской пустыне Гоби, я
подумал, что у тесно живущего в Европе человечества есть хороший запас
земли, да и для американцев как из Штатов, так и из Латинской Америки здесь
места хватит. Дело за небольшим - мирно жить на земле и хоть часть средств
из военных бюджетов, хоть маленький бы ручеек золота отделить и направить в
русло созидания, на разумное освоение этих безлюдных пространств.
...Я сказал "мы", а мы - это красноярский скульптор и живописец
Владимир Алексеевич Зеленой, мой внук, Витя-младший, и я.
Я в Эвенкии вторично, Владимир и Витя впервые. Мы летим на речку с
чудным названием Виви, происхождение которого объяснить мне никто не смог.
Вертолет ровно и миролюбиво гудит, чуть покачивается, оставляя под
сытым железным брюхом леса, горы, речки, спутавшиеся меж собою, словно вены
на человеческой руке, тихие пустынные озерца на плоских седловинах горных
хребтов. Нет-нет в изгибе безвестного ручья или речки белой лапшинкой
засветится лед, которому нынче уже не растаять - на дворе август. Были уже
иньи, остыла земля и вода, пал "главный" комар; на кустарниках ивы, на
голубичнике, на красной смородине и редкой здесь уже рябине очерствел,
повял и начал искриться мелкий лист.
Неподалеку отсюда упал в начале века Тунгусский метеорит, и все еще не
разгадана его тайна, все еще идут споры о том, что это? Метеорит,
межпланетный корабль, потерпевший аварию, звездолет, сделавший вынужденную
посадку и снова умчавшийся в миры иные?..
Дремлющий человеческий разум, просыпающийся лишь для судорожных, чаще
всего злых и пакостных дел, все еще склоняется к мысли, что, кроме нас, в
мироздании никого нету, а уж умнее и быть не может, стало быть,никакого и
корабля прилетать не должно, трахнулся с неба камень и сгорел в земной
оболочке или так глубоко ушел в недра, что и раскопать его невозможно.
Человек всегда искал упрощенные и легкие решения, кратчайшие пути к
благоденствию, счастью и разр



Назад