b1bff65a     

Астафьев Виктор Петрович - Женитьба (Из Повести 'веселый Солдат')



Виктор Астафьев
Из повести "Веселый солдат"
Женитьба
С Раей Буйновской, о которой свою супругу за всю нашу совместную жизнь
я так и не уведомил, но теперь, за давностью лет, когда почти весь лист с
древа воспоминаний осыпался и то, что было пестрым или выспевшим, багряным,
желтым ли - все равно смешалось, слеглось в чуть ощутимо пахнущий,
бесцветный, серый пласт, истлело и превратилось в щепотку земного праха -
можно.
...Я все-таки проделал тот путь, через общественный сад, по поросшему
косогору и одичавшей окраине сада, к переулку, в котором, что тесто в
квашне, была густо замешана и застыла на всплесках грязища, к той хате,
куда вселял когда-то Раю. Путь через сад действительно оказался короче, в
особенности туда, и я даже подосадовал, что так и не воспользовался им ни
разу.
Рая была дома, неторопливо собиралась в путь. Ее демобилизовали,
потому как воскрес из мертвых ее муж, и она отправлялась в Ленинград, в
распоряжение Кировского райвоенкомата. Служить она в цензуре не собиралась,
надеялась поступить в аспирантуру при Ленинградском университете и со
временем перейти на преподавательскую работу.
- Что же это вы, молодой человек, так браконьерски распоряжаетесь
своей жизнью? У вас что, их много? Или испугались просторностей? Бела
света? В уголок охота? В тепло? Прижаться к кому-нибудь или к чему-нибудь,
лишь бы не одному, лишь бы не боязно?..
- Так, Раиса, так, - опустил и голову, - ехать, ехать некуда и не к
кому.
- Как это некуда? Как это не к кому? Везде люди. Свои люди, своя
земля. Скажи лучше - к команде привык, по указке жить привык, к казенному
хлебу привык. А думать отвык, без указки жить не научился... Ах, армия,
армия! Сколько бездушия, безответственности, безволия, да и
бесчеловечности, в конечном счете, порождает она! Ну почему ты не пришел ко
мне, прежде чем сделать это? Или в чаду наслаждений забыл обо мне? А я так
сердечно и сразу приняла тебя. Хотя, это бывает со мной. Не так часто, но
бывает...
- Да так вот, как-то сразу, с ходу. с лету все вышло... получилось...
- Получилось... Машенька - неплохой человек, хотя и не моего поля
ягода. Я не люблю этих скрытных мышек-норушек, которые по комочку рыхлят, а
поляны портят, по соломинке грызут, корешок по корешку зубками
перекусывают... А потом... копны валятся. Она хоть сказала тебе о своем
мимоходном замужестве?.. Сказала. Но ты выше этого!.. Ох-хо-хо... Голубь
ясный, солдатик наивный, ничего-ничего ты еще в жизни не понимаешь!..
Прости меня за откровенность.
- Хэ! - воскликнул я, вроде бы дурачась. - Да захочу и тут же
разженюсь, выброшу а окошко красноармейскую книжку с печатями - и все дела!
И поеду, куда захочу!..
- Ох и распетушился! Ну и отчаянный! Видали таких, Соломея Карловна? -
Обратилась она к хозяйке.
- Ба-а-ачила! Цэ вин тут такий хоробрый, а сэрдчишко-то тримается...
- Во-во! Тримается. Увяз ты, Витек, увяз... тебе кажется, коготком, в
вынимать начнешь, всеми лапами завязнешь... Не для того Машенька с тобой в
сельсовет шла, чтоб ты так вот, раз - и ушмыгнул от нее... не для того. Она
неглупа, и жизнью мята, а не балована, увы... Как жаль, как жаль, что ни с
тобой, ни с нею я поговорить не удосужилась. Как жаль...
Раиса проводила меня через сад почти до дороги, взяв на прощанье
обеими руками мою голову, как горшок, притянула к себе, поцеловала в лоб и
в раненый глаз:
- Все у тебя пусть будет хорошо. Обязательно!
***
Строй по ту и по другую сторону сраженно смолкал, открывались рты,
таращились на меня



Назад