b1bff65a     

Астапов Геннадий - Идет Охота На Волков



ИДЕТ ОХОТА НА "ВОЛКОВ"
ГЕННАДИЙ АСТАПОВ
Роман является выдумкой автора, совпадение фамилий и событий - случайны.
Идет охота на волков, идет охота,
На серых хищников, матерых и щенков,
Кричат загонщики, рыдают псы до рвоты,
Кровь на снегу, и пятна красные флажков.
В. Высоцкий
1
Юля не суетилась. Выбралась из ванны, ощупала тугие ягодицы и грудь перед зеркалом, и, не вытираясь, прошлепала мокрыми ногами на кухню. Смонтировала себе тонко нарезанный бутерброд из ветчины, зеленого горошка с кетчупом и не спеша, принялась его поедать.

Когда раздалась трель из сотки, лениво отправилась в спальню и бросила подушку на телефон, но даже из-под подушки слышалось, как тот, не уставая, наигрывал классические сонеты. Проглотив последний кусочек и плюхнувшись на покрывало, вытащила телефон, включила связь и со вздохом спросила:
-Кто?
-Ты чё, тля, дома торчишь? - голос у Кости был злым. - Жрешь бутерброды? - вкусы её изучил. - Слушай, такой дядька клюнул - сдохнешь! Короче, канай сюда, через полчаса он подкатит, знакомитесь, и сваливаете к тебе на хату. Смотри, мужик требует конфиденциала!

Полковник за утечку информации матку порвет. Сечешь? Ну, работай!
Юля дала отбой, собралась лениво, постояла у трюмо, подкрашивая губы и поехала в кафе "Южная ночь". Костя свел её с клиентом, полковник оказался моложавым, улыбчивым, слегка седоватым и с лицом, чуть побитым оспой. Был он в гражданском сером костюме без галстука, в рубашке с расстегнутой грудью.
-Меня зовут Турехан Абсаматович. А тебя Юля? -вытянул он бычью шею, косясь на белую Юлину грудь, выпирающую из кофты. - Поехали?
Дома у Юли полковник вытащил закуску, молдавское вино. Они цедили его из фужеров сквозь зубы и рассматривали друг друга, Юля рассказывала смешные истории из своей жизни.
-Знаете Юля, хочется иной раз расслабиться, сбежать от своих холуев, от охраны.- полковник приподнял бокал. - Снова за вас!
Потом съехал на высокие материи и пел о долге, чести офицера. Через несколько минут, зевнув в сторону, Юля извинилась и прошмыгнула в ванную.

Там, за стиральной машиной, для таких случаев стояла бутылка водки, она приложилась к горлышку и, зажмурившись, выхлебала грамм двести, открыла водопроводный кран и подставила рот. Вскоре стало весело, она разделась и вышла к полковнику в пеньюаре.
-Турехан Абсаматович! Давай на "ты"! Буду называть тебя Ту-ре-ке. Сог- ласен? Иду к тебе мой ах-ха! мальчик.
Полковник уже разделся, она прыгнула к нему на колени, обвила ногами и поцеловала в макушку, заросшую жесткими черными волосами. Спустя время, одеваясь, поняла, что тот смертельно пьян, не в состоянии зашнуровать кроссовки. Когда нализался? Не с молдавского ведь развезло?

Тоже успел водочки качнуть!
-Ух ты мой генерал! Ух ты мой президент!
Туреке таращился на Юлю и бормотал ругательства. В машине она попросила руль, видя расквашенное лицо полковника, но получила категорический отказ.
-Сам!
Они неслись по ночному Шымкенту, не успевая замечать мелькающие светофоры, вдруг на одном из перекрестков через дорогу побежал человек. Удар получился глухим, человек, перелетев через капот, тяжело рухнул на асфальт. Турбай протрезвел, а Юля тихо заскулила на сиденье, прикрыв рот носовым платком.
-Кончено! - Туреке била частая, как от мороза, дрожь. - Садись за руль, уезжаем!
Когда Юля гнала по переулкам, полковник совсем трезво давал указания:
-Машину спрячем к тебе в гараж, и забудь про неё! Сиди дома, не высовывайся! Я все улажу! Ни кому не болтай!

Хватит реветь, дура, его не вернешь!
Они закр



Назад